Наше

 


 

НАШЕ


 

 

На фоне серванта.
(А как же иначе?)
А летом на тёплых
Ступеньках на даче.

Зимой непременно на
Стареньких санках,
Где взрослые в тёмных пальто
И ушанках.

Комочек кричащий
И мамины розы.
Вот праздничный стол,
Оливье и мимозы.

В костюме зайчонка
С детсадовской ёлки.
Вот в комнате с папой,
Где книжные полки.

Так часто в одежде
Простой и надёжной
С того, кто ее
Перерос безнадёжно.
Немного подшитой,
Так часто зашитой --
Наполненной маминой
Светлой любовью,
Положенной мне
По ночам к изголовью.

Простой чёрно-белый
Кусочек бумаги...
Как много в тебе теплоты
И отваги.
Пробиться, дожить, просто
Не затеряться...
Чтоб глядя, сквозь слёзы порой,
Улыбаться.

Там всем нам тепло
Даже в мартовский холод.
Там мама красива
И папа так молод.
А я на руках,
Снова в центре Вселенной
В реальности этой
Необыкновенной.
И дядя из папиного
Коллектива
В нас целит блестящий
Зрачок
Объектива.

С цветами у школы.
В обнимку в погонах.
С огромной байдаркой
В плацкартном вагоне...

Вот годы спустя
У подъезда родного.
Вот все мы счастливые
В ночь выпускного.

У Ксюши, Елены,
У Саны, Сережи...
Как все фотографии наши
Похожи.

На фоне скупого
Нехитрого быта,
Всё было так просто,
Всё было открыто.

Пусть в общем-то было
Всего понемногу,
Вещей было мало,
А жизни так много.

В далёкой советской
Бесхитростной были
Мы здорово жили.
Мы жили и были.

В нас память жива до последнего вдоха.

Прощальным костром догорает эпоха.

 

 

 


12 октября 2018

На одном порыве от начала и до конца, просто взглянув на детское фото недавно ушедшего Сереги Белявского, где он смеется, лет 4-5и, сидя с родителями и еще одним мужчиной в пиджаке -- и таки да, на фоне серванта.

И выплеснулось. Дорогое и щемящее лчиное воспоминание, которое есть у многих из нас всё еще "советских".

И в конце строчка Шевчука, из пафосной превратившаяся в философский короткий эпилог. А может эпитафию...

 


© Николай Кайе. Все права сохранены.